Иногда мне кажется, что изучать социальные науки мне было предрешено. Когда у меня спрашивают «откуда вы?» - мне нравится называть себя человеком, который родился в стране, которой больше не существует - в СССР -  а вырос за границей, прожив в пяти разных странах: Узбекистане, США, Кыргызстане, Швейцарии и Нидерландах.

 

Я отчетливо помню распад Советского Союза и последовавшую  стагнацию, нищету, упадок и повсеместную преступность. Я пошел в первый класс в сентябре 1993 года, когда дети все еще обводили Кремль в контурных картах. К октябрю того же года нам велели вырывать портреты отца большевистской революции, Владимира Ленина, из азбуки. Как и миллионы других детей, я был свидетелем стресса, который пережили родители, когда узнали, что их сбережения ничего не стоят, так как советский рубль в одночасье превратился в макулатуру. Как и миллионы других детей, вместе с бабушкой мы стояли в очередях за молоком, хлебом, мукой и другими основными продуктами. Будучи «ребенком 90-х», выросшим в Ферганской долине Центральной Азии, межэтнические конфликты, бедность, преступность, авторитаризм, проблемы переосмысления государственной истории, наце-строительство, вопросы принадлежности и идентичности действительно были частью моей повседневной реальности. Процесс обучения политологии на уровне бакалавра был для меня захватывающим, если не сказать неизбежным, опытом.

 

Со временем, мои академические интересы сфокусировались на вопросах безопасности, и я получил две степени магистра в данной области. Обучаясь на магистра  политики и безопасности в Академии ОБСЕ в Бишкеке, Кыргызская Республика, я изучал границы и анклавы Ферганской долины и их влияние на повседневную жизнь в этой самой густонаселенной части Центральной Азии. В результате исследования, было подготовлено несколько аналитических работ, предлагающих план действий для правительств, международных организаций и органов местного управления.

 

В этот период родилась идея «пловизма».  У народов Центральной Азии многовековая общая история, но периодически происходят межэтнические конфликты. Данные конфликты берут начало в спорах за землю и воду, а глубоко укоренившиеся проблемы в подходах к наце-строительству приводят к физическим столкновениям между соседями. К сожалению, это глобальная тенденция. Пловизм стремится подчеркнуть наши сходства, при этом воспевая красоту и прелесть разнообразия. Как и все разнообразные ингредиенты самого известного блюда Центральной Азии - плова - составляют одно прекрасное блюдо, так и мы можем создать адекватное и гармонично сосуществующее общество.

Вторую степень магистра я получил в Женеве, Швейцария. Именно тогда я впервые начал изучать роль СМИ в вопросах безопасности. В 2015-16 годах, большое количество людей из Ближнего Востока и Северной Африки искали убежище в Европе. Реакция СМИ на приток беженцев была довольно противоречивой, с преобладанием дезинформации, пропаганды и операций влияния. Для магистерской диссертации я провел исследование реакции российских и немецких СМИ на «кризис беженцев», в котором была выявлена ​​способность российских СМИ влиять на русофонов-немцев и вызывать среди них протестные настроения посредством демонизации Европы.  Осознав колоссальную роль медиа в международных отношениях и вопросах безопасности, я стал изучать цифровую манифестацию данного феномена. Переход публичной сферы в цифровую среду требует срочной и всесторонней оценки. 

 

С любопытством и академической страстью, в настоящее время я исследую феномен цифрового вигилантизма в России и за её пределами. Я работаю в международной команде ученых, в проекте финансируемом Нидерландской организацией научных исследований (NWO). Моя область знаний охватывает гражданское правосудие в Интернете; использование социальных сетей и управление ими в условиях автократии; СМИ и безопасность; операции влияния; приватность; надзор и слежку; постсоветские страны.


Если вы хотите сотрудничать или узнать больше о текущих проектах, подписывайтесь на сайт и конектись в LinkedIn.

Подписаться на пловизм